Витамин Е

Антиканцерогенный эффект витамина Е одним из первых обнаружил Яффе (Jaffe, 1943). При скармливании мышам диеты содержащей масло зародышей пшеницы, саркомы, индуцированные MX, возникали вдвое реже. В зародышах пшеницы содержался токоферол. Габер и Уисслер (Haber, Wissler, 1962) получили такой же результат, используя разные дозы синтетического витамина.

Так, 70 мышам вводили подкожно по 0,1 мг MX, причем половина из них получала а-токоферол в количестве 0,67 г на 1 кг пищи. При его введении опухоли возникли у 30%, а в контрольной группе — 54% мышей. В другой серии опытов при скармливании 7 г токоферола на 1 кг пищи выход опухолей (в основном фибросарком) в указанных группах составил соответственно 33 и 21%.

Однако в другой работе α-токоферол не подавлял индукцию подкожных сарком у мышей, вызванных инъекцией 3,4,9,10-дибензпирена (Epstein е. а., 1967). Отрицательные результаты ранее были получены и при изучении влияния а-токоферола и масла зародышей пшеницы на образование кожных новообразований у мышей, вызванных БП (Haddow, Russel, 1937).

В опытах на мышах БП вводили подкожно в течение 20 дней вместе с α -токоферолом или без него. В результате введения БП опухоли возникли у всех мышей, и они погибли в течение 28 недель.

При комбинированном введении канцерогена и витамина опухоли возникали через 5 — 6 недель, но затем постепенно регрессировали, и через 28 недель смертность среди мышей составляла лишь 20% (Bonmassar е. а., 1968).

Длительное (свыше 14 месяцев) скармливание крысам рациона с недостаточностью витамина Е и большим количеством ненасыщенных жирных кислот не оказало действия на развитие опухолей под влиянием ААФ (0,005% по отношению к диете) (Narayan, 1970). Возможно, что это связано с особенностью примененной диеты.

Накожная аппликация α -токоферола (0,13%) совместно с MX (0,01%) не подавляла развития кожных опухолей у мышей линии ISR Свисс. Однако, когда инициирующий эффект ДМБА (0,125 мг) подкреплялся 0,04%-ным кротоновым маслом или 5%-ным фенолом, ингибирующий эффект этого витамина отчетливо проявлялся (Shamberger, 1970).

Опухоли молочных желез у крыс вызывали однократным пероральным введением 10 мг ДМБА. При включении в рацион больших доз а-токоферола новообразования возникли у 8 из 20 крыс, а в контроле — у 14 из 19 (Harman, 1969). Однако Ваттенберг (Wattenberg, 1972) не обнаружил влияния α -токоферола (200 мг) на возникновение опухолей молочных желез и некроз надпочечников, вызванный ДМБА. Не проявилось действие витамина (43 мкг) при развитии эпидермальной неоплазии у мышей. Отрицательные результаты получил и Р. М. Балански (1976) при изучении влияния различных доз витамина Е на уретановый канцерогенез.

Таким образом, только часть исследователей, изучавших влияние витамина Е на химический канцерогенез, обнаружили, его способность подавлять развитие опухолей.

Предприняты попытки изучить причины модифицирующего действия этого витамина при канцерогенезе. Установлено, что витамин Е защищает полирибосомы печени при действии на крыс больших доз 2-аминофлюорена или 2-аминонафталена.

Этот эффект можно было связать со способностью указанного витамина усиливать детоксикацию канцерогенов, поскольку распад полирибосом вызывают действующие на печень токсические агенты. Для проверки этого предположения Аррениус (Arrhenius, 1968) изучал влияние α -токоферола на N-деметилирование и N-окисление диметиланилина. Первый путь превращения характерен для детоксикации этого ароматического амина, а второй — для метаболической активации канцерогенов.

Если в диете крыс на 30 — 40 дней создавали дефицит витамина, то в микросомах резко преобладало окисление диметиланилина, но прибавление α -токоферола в количестве 2 мг на 1 г диеты в течение 3 — 4 дней резко подавляло накопление N-оксидной формы и усиливало детоксикацию. Таким образом, роль витамина проявилась в «переключении» метаболизма ароматического амина на путь, ведущий к его обезвреживанию.

Высказано также предположение, что при недостатке витамина Е в организме возникает дефицит селена, который необходим для индукции MOM, превращающих канцерогены (Campbell, Hayes, 1974).

Другая гипотеза о причине защитного действия витамина Е при злокачественном росте (которая распространяется и на развитие перевивных опухолей) связывает его влияние с процессом перекисного окисления липидов (Иванов, 1975). Авитаминозное состояние способствует накоплению перекисей, что ускоряет скорость роста ряда опухолевых штаммов в организме и, возможно, оказывает бластомогенный или коканцерогенный эффект.

Витамин С

Данные о влиянии аскорбиновой кислоты на бластомогенез ограничены и относятся к эндогенным канцерогенам. В опытах Шлегера и соавторов (Schleger е. а., 1970) у молодых мышей линии Свисс вызывали опухоли мочевого пузыря введением пилюль с 3-гидрооксиантраниловой кислотой или с холестерином. Часть животных получала с питьевой водой аскорбиновую кислоту (2,5 г/л). Через 40 недель у этих животных количество опухолей мочевого пузыря было значительно меньшим, чем при отсутствии витамина.

Е. И. Жарова и Т. И. Сергеева (1974) вводили мышам линий C57BL и CC57BL в течение 2,5 месяцев подкожно метаболит триптофана — параоксифенил-молочную кислоту, суммарная доза которой составила 42 мг на мышь. В период введения и в последующий месяц животные получали с питьевой водой аскорбиновую кислоту (2,5 г/л). Витамин оказал ингибирующее действие на частоту и изменил гистогенез ретикуло- и лимфосарком, гепатом и опухолей мочевого пузыря, индуцируемых n-оксифенилмолочной кислотой.

На основании этих данных авторы указывают на патогенетическую связь между нарушением обмена триптофана, тирозина и гипоавитаминозом С в группе риска, в частности у пожилых людей. Антиканцерогенное действие аскорбиновой кислоты, связанное со способностью блокировать эндогенный синтез нитрозосоединений, будет рассмотрено в следующем разделе.

Смотреть раздел – Природные ингибиторы нитрозирования


«Питание, канцерогены и рак»,
Б.Л. Рубенчик



Читайте далее: