Частный случай (Женя Р.)

Женя Р., 11,5 лет. Единственный ребенок в семье. Матери было 36 лет, когда наступила беременность, которая до 7 месяцев протекала с токсикозом. Ребенок весом 3200 г родился в ягодичном предлежании в асфиксии, из которой был выведен лишь через 30 минут. Имелась кефалогематома и перелом ключицы.

В родильном доме получал какие-то уколы, закончившиеся, по словам матери, нагноением. Выписан из родильного дома на 18-е сутки и на первом же месяце жизни перенес воспаление легких; на 3-м месяце бронхит типа капиллярного, в 6 месяцев — скарлатину, после которой остались хрипы в легких.

В 8-месячном возрасте начались приступы удушья, был заподозрен коклюш, но в больнице этот диагноз был отвергнут и установлена бронхиальная астма. С тех пор ребенок почти до школьного возраста больше находился в больнице, чем дома, так как приступы были очень частыми и тяжелыми, почти всегда сопровождались обострениями хронической пневмонии.

Специфического аллергена установить не удавалось. Когда ребенку было 2,5 года, мать заметила, что приступы возникают после игры с кошкой; были изъяты кошка и все меховые вещи, пахучие вещества, но приступы продолжались. Летом они возникали преимущественно перед дождем.

Мальчика лечили:
эфедрином, теофиллином, адреналином, инъекциями экстракта алоэ, плаценты, келлином, антасманом и рядом других средств.

Материально-бытовые условия семьи в первые месяца жизни ребенка были неудовлетворительные, в настоящее время — удовлетворительные. Наследственных отягощений установить не удается, лишь мать несколько не в меру полна.

Ребенок перенес, кроме упомянутой выше скарлатины, ветряную оспу, корь, коклюш. В 1954 г. родители повезли летом ребенка в Кисловодск, где приступы бронхиальной астмы стали реже и легче.

В 1956 г. мальчик был направлен в Кисловодский кардиологический детский санаторий, пребывание в котором также хорошо отразилось на его состоянии, однако эффект бы нестойким и по возвращении опять повторялись тяжелые приступы удушья, нередко по 2 — 3 раза в сутки и чаще; опять периодически требовалось стационарное лечение.

В 1956 г., в возрасте 8 лет, он был направлен в Гаспру. К этому времени мальчик значительно отставал в физическом развитии от своих сверстников. Сутулый, с поднятыми плечами, деформированной грудной клеткой, бледный, худенький, раздражительный, он производил тягостное впечатление.

Рост 120 см, вес 21 кг, окружность грудной клетки 60 см, жизненная емкость легких 900 мл перед отправкой на курорт, по возвращению — 1200 мл (ниже должной на 35,4%).

Приступы удушья часты, продолжительны и тяжелы, аппетит плохой, имеются признаки полигиповитаминоза и истощения нервной системы. Ваготония. По дороге в Крым и по приезде туда приступы продолжались.

В санатории считали, что мальчик направлен в Крым неправильно.
Он провел в санатории 4 месяца. Средние 2 месяца прошли без приступов, перед отъездом вновь начались приступы, но лишь по ночам и легкие.

По возвращении из санатория приступы почти прекратились; периодически наступающие затруднения дыхания уже значительно отличались от имевшихся ранее приступов тяжелого удушья. Даже перенесенный через несколько месяцев грипп не ухудшил состояния ребенка.

Заметно выправилась его осанка, улучшилось настроение, мальчик больше не пропускает школьных занятий. Эффект климатического лечения держался более года, затем приступы затрудненного дыхания возобновились, появились стойкие свистящие хрипы вновь начались жалобы на повышенную утомляемость и головные боли.

Через 2 года мальчик снова был направлен в Крым в тот же санаторий. На этот раз у него там не было ни одного приступа удушья, были лишь кратковременные, легко купирующиеся приемом эфедрина приступы затрудненного дыхания.

За 2 года показатели физического развития и функции внешнего дыхания изменились к лучшему. Вырос на 12 см, прибавил в весе кг. Лучше выпадает функциональная проба Генча, но жизненная емкость легких продолжает отставать от должной. Следующий учебный год прошел спокойно. Мальчик, если и лечился, то только амбулаторно.

В 1959 г. для закрепления результатов мы направили его в Мечетлинский санаторий. Приступов нет, мальчик заметно окреп и посвежел. Таким образом, в результате повторного климатического лечения в Кисловодске, Крыму, на Урале заметно улучшилось здоровье ребенка.

Мы наблюдали этого ребенка с самого его рождения; неоднократно опасались за его жизнь, он казался нам совершенно безнадежным в смысле наступления хотя бы «практического» выздоровления, давшего бы ему возможность учиться в школе.

Теперь же мальчик посещает школу, хорошо учится и не только работоспособен и клинически практически здоров, но и более глубокое биохимическое обследование (остаточный азот, сахар, белок, электрофореграмма), данные МРОЭ позволяют считать его состояние удовлетворительным.

Приведенное наблюдение над эффективностью систематически повторяемого климатического лечения, как и ряд других подобных наблюдений, убеждает нас в том, что длительное, настойчивое поэтапное лечение бронхиальной астмы, в котором климатотерапия играет ведущую роль, является очень важной и весьма благодарной задачей.

«Хронические неспецифические заболевания легких у детей
и их климатическое лечение»,
Е.Н.Третьякова, Н.В.Кобышева



Читайте далее: